Многие женщины выбирают ее

В обществе нарастает индивидуализм, и традиционные семейные ценности трансформируются. Люди все реже регистрируют брак, не хотят заводить детей или вообще предпочитают жить в одиночку. О том, как меняется модель семьи, рассказывает доктор социологических наук, доцент кафедры социологии семьи и демографии факультета социологии МГУ имени Ломоносова Александр Синельников.

Синельников: Брак постепенно меняет свою форму. Он уже перестал быть пожизненным — 3–4 союза никого не удивляют. Семья постепенно трансформируется: фамилизм, или семейное начало, отступает перед индивидуализмом, то есть личностным началом. Раньше люди жили в больших семьях, состоящих из трех поколений (так называемых расширенных семьях), и им приходилось каждый свой шаг согласовывать с многочисленными родственниками. Позже нормой стали так называемые нуклеарные семьи, состоящие только из мужа, жены и детей. Здесь нужно было считаться с меньшим числом лиц. Однако и нуклеарные семьи стали распадаться и уступать место другим форматам. Это, во-первых, неполная семья, в которой женщина зависит только от ребенка, а с мужем развелась или родила вне брака. Во-вторых, чайлдфри — пара, вообще не желающая иметь детей. Третий вариант — так называемый гражданский брак, хотя правильнее называть его сожительством. То есть брак перестал быть законным и, по сути, перестал быть браком.

Несколько лет назад мы проводили опрос, с чем у людей ассоциируется понятие «семейный образ жизни». 93% респондентов выбрали вариант «наличие законного супруга». Создавая семью, люди обычно преследуют три основные цели — стать счастливыми, избавиться от одиночества и иметь детей. Я специально сравнивал три группы — законных супругов, пары, которые живут без регистрации (гражданские супруги или сожители) и одиноких людей. В среднем законные супруги более счастливы, чем сожители. А те, кто живет без регистрации, более счастливы, чем те, кто не имеет партнера. Чувство одиночества иногда ощущают и в браке, но все-таки среди супругов это случается гораздо реже, чем среди сожителей и тем более одиночек. Что касается детей, то, по последним данным Росстата, около 21% из них рождается вне зарегистрированного брака (в 2005 году было 30%). Однако сожители имеют в среднем гораздо меньше детей, чем законные супруги, и в несколько раз чаще остаются вообще бездетными.

Люди становятся все более эгоистичными. Не хотят заботиться о других, принимать на себя серь­езные обязательства. Разводы существуют столько, сколько и брак, но до недавних пор требовалась объективная причина, которую бы окружающие признавали уважительной. Классический пример — Анна Каренина была не единственной, кто изменял мужу, но она не могла с ним развестись на том основании, что полюбила Вронского. А вот обманутый Каренин имел право на развод, если бы доказал в суде неверность Анны. Кстати, до революции винов­ному в прелюбодеянии на семь лет запрещалось вступать в новый брак, еще раньше этот запрет был пожизненным.

Каковы сегодня основные причины разводов?

В 1980-е годы я консультировал в одном из московских загсов пары, которые подавали на развод. Думал, что их можно помирить, но это оказалось иллюзией. Люди ведь не разводятся после первой ссоры. В России средняя продолжительность браков, которые распадаются, около 10 лет. Пары ссорятся, съезжаются и разъезжаются, и когда все попытки к примирению исчерпаны, доходит дело до формальностей. У нас либеральное отношение к разводам, а в результате люди перестали верить в брак.

Далеко не во всех странах развестись так же просто, как в России. В Италии, например, разводы разрешили только в 1971 году, в Испании — в 1982-м. Поэтому во многих странах Европы и некоторых штатах США люди могут заключить специальное соглашение — гражданский союз (Civil Union) или гражданское партнерство (Civil Partnership). Соглашение дает почти те же права, что и законный брак, но основное отличие — легкость его расторжения. В России подобных договоров нет. И многие люди, желая застраховаться от последствий развода, в частности, от потери собственности, просто живут вместе, не информируя государство. Гражданские отношения, в отличие от законного брака, не налагают на стороны никаких обязательств, в том числе и по отношению к родственникам. Вы когда-нибудь слышали про гражданскую тещу или гражданскую свекровь?

Может быть, это прозвучит резко, но свобода и семья — две вещи несовместные. А сожительство и развод — это как брат и сестра, то есть близкие понятия. Сожительство чаще поддерживают люди, которые бы с большой вероятностью развелись, если бы заключили законный брак. Наше исследование показало, что партнеры, живущие в гражданском браке, ценят личную свободу и независимость гораздо больше, чем законные супруги. И в этом отношении они мало отличаются от одиноких людей. А полную свободу дает только полное одиночество — когда человек отделился от родителей, живет один и не имеет ни жены, ни детей. Правда, горькой будет эта свобода, когда придут болезни и старость.

Не хотят осложнять себе жизнь, быть прикованными к ребенку, лишать себя удовольствий. В Европе или США в домах престарелых часто живут старики, у которых есть дети и внуки. И многие задумываются — стоит ли заводить детей, если они все равно тебя покинут? Среди российских женщин 45–50 лет примерно каж­дая десятая никогда не имела детей. А, например, в Германии — почти каждая третья. Если вычесть определенный процент бесплодных людей, то налицо сознательная бездетность. Впрочем, в России семейные связи пока сохранились в большей степени, чем в США или Северной Европе. Знаете, почему на нашем ТВ такой популярностью пользуются латиноамериканские сериалы? Там показывают не только красивую сказку, но и большие семьи с бабушками, дедушками, дядями, тетями. Это тот характер родственных отношений, к которому у нас привыкли. Но сегодня богатые люди для ухода за детьми нанимают няню, потому что считают, что бабушка будет вмешиваться в их жизнь. И тенденция ослабления семейных связей будет только нарастать.

Мужчины обычно винят женщин и ссылаются на статистику. Действительно, от 2/3 до 3/4 всех разводов как в России, так и во многих других странах инициируют жены. Но женщины парируют, что их вынудили к этому плохие мужья. Писатель Леонид Жуховицкий советовал смотреть на ситуацию глазами древних римлян: ищи, кому выгодно. Развод возвращает свободу обоим супругам, но бывшая жена получает также ребенка, квартиру, алименты, тогда как бывший муж лишается всего перечисленного.

Я бы не верил ни одному из подобных исследований. Скорее всего, женщины намного реже сознаются. Но в любом случае к измене всегда причастны двое — муж и его любовница либо жена и ее любовник. То есть число виновных мужчин и женщин всегда одинаково.

Я бы так не сказал. Так называемая двойная мораль в наше время относится только к одноразовым супружеским изменам. Один поход мужа «налево» не так часто становится поводом для развода, чего нельзя сказать про разовую измену жены: она ведь может родить чужого ребенка. Но ситуацию, когда у одного из супругов есть постоянная связь на стороне, почти никто не желает терпеть. Около 80–90% людей считают это уважительной причиной для развода, даже если в семье есть дети.

Да, и, безусловно, она подрывает семейные ценности. Но в обществе многие одобряют поведение таких мужей. Есть мужчины, которые хотят им подражать, и женщины, которые сами не прочь отбить чужого богатого мужа. Самое удивительное, что в своих суждениях люди ставят себя на место того, кто изменяет и бросает, а не того, кто остается у разбитого корыта.

В советское время все получали примерно одинаково, и женщины работали наравне с мужчинами, так как семья не могла прожить на одну зарплату. Когда людям дали возможность зарабатывать, появились обеспеченные мужчины, женщины-домохозяйки, а также бизнес-леди. Но если жена приносит больше денег, чем муж, семья из-за этого не распадается. Во всяком случае, в наших опросах люди ставят данный повод для развода на одно из последних мест.

Муж не стал хуже от того, что жена стала много зарабатывать. Возможно, он не карьерист и не бизнесмен. Более того, некоторые мужчины занимаются только домом и детьми, и в их семьях это считается нормальным.

Расскажу историю. В конце 1980-х годов я был в командировке в Тюмени, увидел на улице вывеску «Служба семьи» и зашел обменяться опытом. Сидит сваха, у нее картотека. На каждого потенциального жениха приходится две невесты. «Значит, вы можете осчастливить всех женихов и половину невест», — говорю я ей. Нет, отвечает, браков заключается очень мало. «Наверное, у мужчин высокие запросы, им надо не 2, а 20 невест?». «У мужчин довольно скромные запросы, и они охотно женятся на женщинах с детьми, — говорит сваха. — Все дело в разборчивых невестах». Этот не подходит, потому что живет с матерью, другой — в коммуналке, третий с бывшей женой разъехаться не может. Словом, в картотеке полно дам, которые развелись с мужьями, а теперь не хотят создавать семью с теми, кого тоже выгнали из дома такие же жены.

Многие люди заявляют непомерные требования к потенциальному парт­неру и не хотят их корректировать. Идеала не бывает, чем-то приходится жертвовать. Но если вы снижаете свои требования, надо понимать, что вы поступаетесь ими навсегда: изменить взрослого партнера практически невозможно. В этом плане службы онлайн-знакомств оказали людям медвежью услугу. После просмотра тысяч анкет возникает иллюзия неограниченного выбора. Я много лет изучал эти сайты и видел, что там годами сидят одни и те же люди. Мужчина в возрасте хочет найти молоденькую девушку, получает отказ за отказом, но продолжает искать. Могу показаться циником, но на брачном рынке действуют рыночные законы. Если молодая женщина выбирает пожилого, то разница в возрасте должна чем-то компенсироваться — богатством, известностью. Или же у самой женщины есть какой-то изъян.

Я бы сказал, что любовь — это субъективное преимущество, которое компенсирует объективные недостатки. Когда знакомство происходит формализованным путем — на сайте, с помощью родственников или свах, люди собирают информацию, выставляют фильтры. Но представьте, что пара познакомилась случайно, начала встречаться. И если мужчина узнает, что женщина старше его и имеет двоих детей, это его вряд ли остановит. Хотя в интернете он никогда бы не выбрал даму с такими данными.

Принципиальных противников брака, по крайней мере среди женщин, не так уж много. В России число браков на 1000 человек гораздо больше, чем в любой европейской стране. Скорее, взаимные требования потенциальных партнеров все меньше и меньше состыкуются друг с другом. Например, женщина хочет найти мужчину своей мечты, а если такого нет, то предпочитает оставаться в гордом одиночестве. В то же время в мире появляется все больше людей, которые принципиально не хотят ни от кого зависеть. Не так давно вышла книга Эрика Кляйненберга «Жизнь соло», и автор пишет, что в США все большему числу людей нравится этот образ жизни.

Прежняя модель семейной жизни теряет привлекательность, положение человека в обществе теперь не зависит от того, есть ли у него семья, дети, зарегистрирован ли его брак или он состоит в однополом союзе. Стереотип, что каждый человек должен создать семью и родить детей, многими воспринимается как насилие над личностью. А люди не любят, когда на них давят. Но есть и другая точка зрения. Здоровые, нормальные мужчины и женщины, не принявшие монашеские обеты, должны вступать в брак и заводить детей, потому что это необходимо для выживания общества. Понимаю, что могу выглядеть замшелым консерватором, но альтернативы нет.

Если создание семьи будет делом необязательным, общество перестанет воспроизводиться. Тогда возможны два сценария — вымирание населения или его смена. Например, численность европейцев стремительно сокращается, особенно немецкоязычных народов, а их территорию заселяют люди другой культуры, с другими представлениями о семейной жизни. Рождаемость сегодня снижается повсеместно, даже в Африке. В 90 странах, в том числе и в России, рождаемость сегодня ниже уровня простого замещения поколений. Некоторые ученые считают, что ничего страшного нет, у нас и так проблемы с экологией, природными ресурсами. Однако каждое поколение по численности меньше предыдущего, и это сокращение вряд ли остановится, когда население уменьшится до «оптимума», рассчитанного экологами или экономистами. Люди уже привыкли рожать меньше детей или вообще жить без семьи.

Перестраивать демографическую политику. На общественную мораль можно влиять с помощью кино и телевидения, в России сейчас снимают много фильмов о семейной жизни. Влияет также школа, церковь. Опросы общественного мнения показывают, что сегодня значительная часть населения против абортов — в советское время такого не было. И, как вариант, можно поддерживать традиционные семьи, дать им определенные выгоды и преимущества.

В том числе. Налог на бездетность должен существовать, но не должен так называться — в противном случае люди, которые хотят, но не могут иметь детей, будут возмущены. Если рано или поздно у нас вернут прогрессивную шкалу налогообложения, то в ее основу стоит положить не индивидуальный заработок, как сейчас, а доход на одного члена семьи. Тогда те, у кого нет детей и других иждивенцев, просто будут платить больше.

Источник

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Вам будет интересно