Почему мужчины выбирают женщин старше себя

Жена должна быть младше мужа — стереотип, доставшийся обществу из глубины веков. Современному человеку приходится доказывать, что он никому ничего не должен. Кто и почему становится нарушителем негласных законов и связывает жизнь с женщинами намного старше себя? Об этом в своей колонке на m24.ru рассказывает Анна Кудрявская-Панина.

Утром прошлого воскресенья в отеле в центре Москвы, где мы с мужем праздновали 10 лет со дня знакомства, я щелкала по ТВ-каналам, пока не зацепилась глазом за яркую картинку: торжественно украшенный парадный зал, много мужчин и женщин в дорогих нарядах.

Но они муж и жена — Эммануэль Макрон и Брижит Тронье. 39 лет и 64 года. Я смотрю инаугурацию самого молодого президента Франции. «Господи, какая же она старая», — думаю я и одергиваю себя на этой мысли, вспоминая, что сама старше мужа на 10 лет.

Сейчас разницей в пять лет в пользу женщины никого не удивишь, это и разницей-то уже не считается. Все чаще встречаются семьи, где жена старше на десять, пятнадцать, даже двадцать и больше лет. Конец века двадцатого и начало двадцать первого сломали и этот стереотип. Теперь брак, где женщина старше и сильно старше, уже не считается привилегией исключительно представителей богемы типа Айседоры Дункан и Есенина, Сальвадора Дали и Галы и… Пугачевой и Галкина.

Шутки шутками, но самые разные мужчины (в том числе будущие президенты) влюбляются и решают связать жизнь с женщинами, годящимися им в старшие сестры, а иногда и мамы. Вопрос — почему. И еще один вопрос — зачем, собственно, зрелым женщинам выбирать в спутники жизни юнцов?

Но это точно не единственный вариант, хотя бы потому, что президентами инфантилы вряд ли становятся. А разница у того же Макрона с женой больше 24-х лет. Психологи считают, что амбициозные мужчины вступают в такие неравные возрастные браки, потому что ищут в жене не только подругу и любовницу, но и наставницу, с которой они еще увереннее пойдут по дороге реализации своих наполеоновских планов.Есть еще и такой тип мужчин — рано взрослеющие психологически. И им в 20–25 лет просто неинтересны ровесницы и тем более совсем юные нимфы с их представлениями о жизни, увлечениями и тараканами, плотно населяющими прекрасные головки.

Злые языки обзывают таких молодых людей геронтофилами и саркастически высказываются на тему целлюлита, морщин, обвисших груди и дряблой попы и в целом не юного тела их избранниц. Тут есть с чем поспорить: сейчас нередко женщины в возрасте от 30 до 50 могут в плане ухоженности, фигуристости и подтянутости дать фору двадцатилетним. Отчасти потому, что активно работают над тем, что в юности воспринимается как данное раз и навсегда. А если даже все так — и грудь обвисла, и целлюлит, и морщины в наличии и ассортименте, — то давайте вернемся к тому, что мужчины, сделавшие такой выбор, психологически зрелы, а значит, способны полюбить женщину не только и не столько за упругие ягодицы.

Как высказалась по поводу своего возраста другая моя приятельница: «Какие сорок, когда ветер в жэ?!» Еще вариант, что они просто не ощущают разницы в возрасте. Мне, например, иногда кажется, что у нас в семье точно старше не я.

Источник

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Вам будет интересно